Московские сыщики и компромат против Трампа.

Впервые в истории США ЦРУ открыто выступило против новоизбранного президента. Разделаться с Дональдом Трампом решили с помощью компромата, распространяемого в подконтрольных СМИ.

Как отмечает британская The Daily Мail, ЦРУ напугано желанием Трампа сблизиться с Владимиром Путиным. Газета пишет, что в руководстве ЦРУ есть люди, которые хотели бы сменить непредсказуемого Трампа на вице-президента Майка Пенса, считая того человеком, с которым они могут сработаться.

Негласным лидером антитрамповского сообщества называют Барака Обаму. Вместо того чтобы удалиться к себе в Чикаго, он обзавелся в Вашингтоне роскошным особняком, чтобы плести в нем заговоры. Финансироваться вся эта деятельность, очевидно, будет из фонда Обамы.

БРИТАНСКИЙ АГЕНТ НА СЛУЖБЕ ЦРУ

ЦРУ не одиноко в борьбе против Трампа. Ему активно помогают британские коллеги из  разведслужбы МИ-6 .

По запросу ЦРУ МИ-6 провела сбор компромата на Трампа и сфабриковала историю о том, что он «контролируется» Москвой, якобы подославшей к нему агентов ФСБ под видом девиц легкого поведения. Исполнителем рискованной миссии по «разоблачению связей Трампа с Москвой» был выбран человек, входящий в элиту британских спецслужб.

Кристофер Стил в 1990-1993 гг. руководил британской разведкой в России, будучи вторым секретарем посольства. Вернувшись на родину, он пошел на повышение, возглавив русский отдел. В 2009 г. Стил ушел в отставку и возглавил частное разведывательное агентство «Орбис», причем тесных связей с МИ-6, ЦРУ и ФБР не утратил. Например, его агентство было подключено к расследованию, которое ФБР проводило в отношении ФИФА, оно привело к отставке Зеппа Блаттера.

«ЛИЦЕНЗИЯ» НА КЛИВЕТУ

Кристофер Стил не раз хвалился, что в российской столице он получает информацию от своих знакомых, бывших сотрудников спецслужб, также занявшихся частными сыском и разведкой. Стил так стремился отработать заплаченные ему 200 тыс. фунтов, что схватил все, что ему слили, без каких-либо документальных подтверждений.

В результате «рыцари плаща и кинжала» из ЦРУ и МИ-6 могут заполучить серьезные неприятности. Ведь их «информация», скорее всего, является инсинуациями, за которые надо будет отвечать по закону.

Больше всего достанется ЦРУ, которое дало добро на публикацию бездоказательного компромата на нового президента. Как отметил бывший директор Национальной разведки США и заместитель госсекретаря в администрации Джорджа Буша Джон Негропонте, 35-страничное досье на Трампа является «абсолютным мусором».

«Ко мне поступали тысячи подобных сообщений, не имевших никакого подтверждения, мы отбрасывали их в сторону, и я говорил, что нет необходимости показывать их президенту», — вспоминает Негропонте.

Трамп потребовал от Великобритании выдать авторов клеветнического досье, чтобы можно было подать на них в суд. В Лондоне говорят, что сначала МИ-6 всячески пыталась предотвратить огласку в СМИ имени автора досье, а затем предоставила Стилу, его жене и трем детям тайное убежище. Британский премьер-министр Тереза Мэй не может объяснить, почему власти укрывают клеветника.

Тем временем Трампа начали шантажировать еще одним досье с якобы имеющимся в распоряжении ЦРУ компроматом сексуального характера. Не хотят отставать от спецслужб и американские журналы для взрослых «Хастлер» и «Пентхаус». Они пообещали по миллиону долларов за документальное подтверждение якобы имевших место сексуальных похождений Трампа.

ЗАКУСИЛИ УДИЛА

«Я всегда очень осторожен и напоминаю своим людям, чтобы они соблюдали осторожность, — заявил Дональд Трамп, — ведь видеокамеры могут быть спрятаны где угодно, иначе увидишь себя в вечерних выпусках новостей».

«Главы разведведомства, сделавшие ошибку, как и опубликовавшие компромат на меня в СМИ, должны принести извинения», — заявил Трамп.

Однако до этого пока не дошло.

ЦРУ принялось искать «русские деньги», якобы перечислявшиеся на избирательную кампанию Трампа. И СМИ, и их партнеры из спецслужб, похоже, закусили удила, понимая, что в этой войне победитель получит все, а доля проигравшего окажется плачевной.

Понятно, что Трамп никогда не забудет и не простит инициаторов грязной травли.

Николай Иванов.

ТАСС/ZUMA

http://mirnov.ru/

Помощь частного детектива востребована в Крыму.

Частный детектив помог найти родных погибшего летчика «Китти-Хок»

Они приедут в Керчь, когда со дна моря подымут американский истребитель

«Китти-Хок»

В районе Керчи поисковики из Тольятти обнаружили американский Кертисс P-40 «Китти-Хок». Как писала «Комсомолка» , удалось установить, что за штурвалом находился советский летчик — 22-летний Владимир Авдеенко из Владимирской области.

Он не вернулся из боя 29 ноября 1943 года. И до сих пор числился пропавшим без вести.

По словам Александра Елкина, руководителя крымской поисковой организации «Батарея 29 бис», поднимать самолет, пролежавший на дне моря 73 года, планируют весной — когда потеплеет. А сейчас главное — найти родных пилота.

«НА ПОИСКИ ПОДКЛЮЧИЛИ ВЕСЬ КОВРОВ»

— Мы задействовали огромное количество людей в родном городе погибшего летчика Коврове, — сообщила «КП-Крым» замруководителя Крымской Республиканской поисково-патриотической ассоциации общественных организаций «Отчизна» Наталья Дзюба. — Был известен адрес, откуда ушел на фронт Владимир — улица Комсомольская.

Поисковики выяснили, что речь идет, скорее всего, не о Комсомольской, а улице Красноармейской. Но там уже новые хозяева.

Удалось узнать, что отец пилота Иван Ефимович скончался от сердечного приступа, если посмотреть на даты — получается за неделю до смерти сына. Мама — Наталья Гавриловна умерла в 1982 году.

Одна из сестер летчика — Мария Лебедева, 1909 гр. проживала в поселке Красный Металлист, а этот поселок, вернее, бараки, расположенные там, и жители, населявшие его, в основном работали на заводе им. Киркижа (переименован сейчас в завод им. Дегтярева).

В архивах завода нашлись личные карточки родных погибшего летчика. Оказалось, что Мария уволилась по семейным обстоятельствам с завода, где работала библиотекарем, еще в 1944 году, и следы ее пропали.

Но нашлись сведения на другую сестру — Веру Авдеенко, 1926 г.р.

Вот ее и начали искать поисковики в надежде, что она еще, возможно, жива.

НА СЛЕД ВЫШЕЛ СЫЩИК

— Пришлось подключить к работе знакомого частного сыщика. Он не любит, когда его афишируют, но мы ему очень благодарны, — рассказывает Наталья Дзюба.

Обычно сыщики берут за свою работу немалые деньги, а поисковикам он помогает бесплатно.

И благодаря ему Веру Авдеенко удалось найти аж в Красноярском крае.

Сестра летчика, к сожалению, умерла несколько лет назад, но в поселке Новоалтатка Шарыповского района Красноярского края живет племянник пилота — 64-летний Валерий Хорохов.

— У него дрожал от волнения голос, он был очень рад, что нашелся его родственник, тем более, что мама (сестра погибшего) рассказывала о нем и горевала, что брат пропал без вести. Но о нем помнили и ждали, — говорит Наталья Дзюба.

Никаких фотографий летчика истребителя, к сожалению, не сохранилось. Но, по словам племянника, в Москве живет его двоюродная сестра, связь с которой давно прервалась.

— Вот бы и ее найти! Возможно, у нее в альбоме и сохранилось фото дяди, — подсказал Валерий Хорохов.

И нашли! Правда крымские поисковики смогли пока только пообщаться с ее сыном — 33-х летним Алексеем Лялиным, который является внучатым племянником погибшего летчика и живет в Долгопрудном Московской области.

Все родственники мечтают увидеться в Крыму, когда прилетят на подъем самолета, за штурвалом которого находился Владимир Авдеенко. Для них это будет вдвойне волнующий момент — увидеть друг друга спустя столько лет и почтить память погибшего на войне родственника.

В ТЕМУ

«Военный музей бы создать»

Как рассказал «КП» военный историк, редактор военно-исторического журнала «Military Крым» Сергей Ченнык, подобных находок в Крыму много.

Которые являются вехами истории и важны нынешнему поколению. — Целью нашей совместной с поисковыми организациями деятельности является создание в Крыму достойного военного музея, который возможен при содействии Минкультуры и Минобороны. Сейчас этому уделяется очень много внимания. Например, музей техники Вадима Задорожного в Московской области, потрясающий музей истории Великой Отечественной войны в Минске, музей военной техники «Боевая слава Урала» в Свердловской области…

Обидно, что у нас в Крыму нет ничего подобного. А ведь найденные истребители ( http://www.crimea.kp.ru/daily/26588.4/3606880/»>«Аэрокобра» , «Китти-Хок») могли бы занять достойное место в экспозиции музейного комплекса.

http://www.crimea.kp.ru/

«Палочная» система МВД

Сегодня зампред комитета Совета Федерации РФ по обороне и безопасности Александр Чекалин выступил с неожиданным предложением, как улучшить систему милицейской статистики.

По его мнению, общество само должно назначать показатели, которые надо требовать с милиции. А для этого требуется провести широкие общественные обсуждения соответствующего нормативного акта.

На всякий случай (если есть еще непосвященные) надо пояснить, что едва ли не главная беда современной милиции — так называемая «палочная» система. Она заставляет милиционеров работать практически на износ, но парадоксальным образом борьба с преступностью становится далеко не главным. Важнее — дать нужные показатели.

Поэтому, если взять милицейскую статистику, то окажется, что мы живем в благополучной и безопасной стране. У нас высокая раскрываемость, а преступлений совершается гораздо меньше, чем в каком-нибудь криминальном Париже или бандитском Лондоне. Только, увы, наши граждане имеют дурную привычку не верить красивым отчетам, а верить собственным глазам, а также синякам и шишкам.

Причем, проблему признают и сами милиционеры. Буквально на днях корреспондент «РГ» побеседовал с подполковником милиции — руководителем одного из подразделений уголовного розыска. «Не буду скрывать, мы все сейчас ждем закона о полиции, — сказал сыщик. — В нашей системе есть глубоко порочные вещи, хочется верить, что новый закон их изменит». Он, прежде всего, имел в виду те самые «палки» и «галочки». Что важнее — раскрыть одно настоящее преступление или два-три липовых? Обществу нужно первое, современному сыщику — второе. И не потому, что он плохой человек. Сама система заставляет его работать так. Чтобы раскрыть преступление нужно время, нужны силы. А где все это взять, когда постоянно надо давать показатели? Плюс отвлекаться на усиления, дежурства и прочее. «Во всем мире раскрываемость преступлений — 20-30 процентов, — говорил сыщик. — Это нормально, выше она быть не может. Все, что больше — фикция. Да, формально, у нас высокая раскрываемость. Но за счет чего она достигается, вам рассказать?».

А еще есть планы — сколько составить протоколов, сколько нарушителей задержать. Причем, планы расписаны по статьям. Например, тому же гаишнику необходимо составить столько-то протоколов на переход улицы в неположенном месте. А что делать, если пешеходы, как на грех, будут ходить по зебрам и только на зеленый?

Любой инспектор знает научную истину: нельзя ждать «милостей» от нарушителей, взять (назначить) их — наша задача. Поэтому протоколы, как правило, составляются на водителей — по договору. Остановят машину, договорятся (в некоторых ситуациях водители становятся удивительно сговорчивы), составят протокол, будто на простого пешехода. И все остаются довольны.

Это только один пример из жизни милиции. Еще есть случаи, когда участковые составляли протоколы заочно — по списку неблагополучных граждан. Мол, такой-то ходил пьяным, нарушал порядок. Все знают, что такой-то пьянь, и чисто гипотетически он мог ходить и нарушать. Казусы возникали, если «нарушитель» умирал раньше времени. «РГ» писала о случаях, когда согласно милицейским протоколам, тот или иной покойник нарушал общественный порядок через несколько дней после смерти. Но опять же, не вина, а беда участкового, что ему приходится так работать.

В целом примеров побочных эффектов палочной системы можно привести много. Наверное, даже бесконечно много. Но руководителям ведомства нужна какая-то система, по которой они могли бы оценивать подчиненных.

«Руководит деятельностью милиции ее величество статистика, она и является главным базовым требованием, ориентирующим всю деятельность милиции, — сказал сегодня Александр Чекалин. — Население должно заказывать в МВД такую функции, такие показатели, которые нужны населению. Показатели, ориентирующие сотрудников на работу, будут выставлены на общественное обсуждение, и народ будет участвовать в их правке, заказывать показатели».

Также он предложил прописать в нормативных актах такие показатели, как количество жалоб, поступивших на полицию, количество коллективных жалоб в вышестоящие инстанции, количество объективных критических публикаций о полиции, число сотрудников привлеченных к уголовной ответственности, количество частных определений судов, представлений прокуроров по поводу полиции. Именно по этим вещам предлагается оценивать отношение граждан к милиции. «Тогда и получим объективную картину», — сказал Александр Чекалин.

По его словам, после вступления закона о полиции в силу, МВД будет переделывать всю свою нормативную базу. «Но человеческий фактор, его не переделаешь, — сказал сенатор, к слову, бывший первый заместитель министра внутренних дел. — Поэтому я все-таки хотел главное внимание обратить на подготовку нового личного состава, это ребята, которые завтра пойдут служить в полицию».

Весь личный состав переходящий в полицию, по словам сенатора, в обязательном порядке пройдет переаттестацию. «Ее не пройдут те, на кого есть много жалоб, — сказал Александр Чекалин. —  Но в целом, я сторонник создания дисциплинарных комиссий. Отдавать на откуп начальнику судьбу человека или группу людей не правильно. Начальник бывают разные. Есть амбициозные руководители, которые не любят, когда с ними спорят. Они будут в первую очередь избавляться от ершистых сотрудников. Какова глубина проступка человека? С этим надо коллективно разбираться.  Дисциплинарные комиссии будут проверять проступки и рекомендовать какое принять решение. Так будет правильно и честнее, чем будет принимать начальник».

Еще один острый вопрос касается сокращения милиции-полиции. Напомним, что численность МВД предписано сократить на 20 процентов. «Сокращайте, но не за счет участковых, дознаваталей, уголовного розыска, — говорит Александр Чекалин. — Есть за счет кого сокращать.

Можно провести сокращения, в частности, за счет обслуживающих подразделений — тыл, наверное, штабные подразделения, в небольшой части кадры, различного рода редакционно-издательские подразделения. Посмотреть учебные заведения, многие выпускники, получив великолепное образование, уходят в диаметрально противоположную сферу, детективные агентства, экономику. Сейчас в МВД действует 21 учебное заведение. Не надо столько. Будет около десятка, но курсант подпишет контракт, по которому будет обязан прослужить пять-десять лет после окончания вуза. Сколько именно, пока не решено. Если захочет уйти, то должен будет возместить расходы на обучение». По словам Александра Чекалина, такие подходы к сокращениям разделяет и министр внутренних дел.